МОЙ ГОРОД ДЕТСТВА

Ответить
Natalia A
Основатель
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 18 фев 2013, 23:42

МОЙ ГОРОД ДЕТСТВА

Сообщение Natalia A » 22 апр 2014, 01:14

Документальная повесть

Я люблю гулять по своему городу детства. Особенно осенью. Когда падают листья от малейшего дуновения ветерка. Люблю эти улицы и переулки. Я родился здесь и вырос, учился и работал, гонял с мальчишками в футбол и играл в хоккей.

Все это было. Словно вчера. Увы, так быстро время пролетело…

Что только не приходит на ум, когда вспоминаешь то, что видел, и был очевидцем за время своей жизни. Мне нравится подчас гулять одному, бродить по любимым местам и предаваться воспоминаниям…

Привокзальный треугольник

Я родился и вырос у самой привокзальной площади, на знаменитом Ревпроспекте.

Вообще-то полностью он называется Революционный проспект, и получил своё название после Октябрьской революции семнадцатого года. Но никто из подольчан полностью его никогда не называет. Так, в сокращенном виде он уже и существует практически сто лет. Даже трудно себе представить, что когда-то он был не асфальтированный, как сейчас, а покрыт булыжником. Булыжная мостовая. Произнесёшь эту фразу, и сразу перед глазами встаёт какой-нибудь восемнадцатый век. Интересно было бы сейчас хоть одним глазком взглянуть в те времена и посмотреть, как ходили под летними ажурными зонтиками дамы в пышных кринолинах, да, поди, ещё и в легких туфельках по этим булыжникам. А дворники с пышными бородами мели своими метелками дворы и тротуары. Правда во времена нашей молодости дворники уже редко носили свои бороды, зато дворы и тротуары поливали из резиновых шлангов холодной водой ранним утром. Тротуары блестели своей чистотой, и мы, вышагивая утром в школу с портфелями в руках, вдыхали аромат свежевымытого асфальта. Нынешним мальчишкам и девчонкам этого не понять. У них в жизни другие ароматы. Да и тротуары сейчас по утрам никто из шлангов водой не моет. А жаль! Дожди-то, к сожалению, асфальт до конца не промывают. М-да, ароматы… Кто-нибудь сможет сейчас вспомнить аромат свежего, только испеченного кукурузного хлеба? Думаю, что нет. А я мальчишкой, не мог удержаться от соблазна, чтобы не откусить эту мягкую и хрустящую корочку хлеба! А где первый укус, там и второй, и пока добежишь от булочной до дома, то от буханки уже почти ничего не остается. Мама ругается: - Ну что, опять полбуханки смолотил. И когда это кончится? Тебя только за хлебом посылать! – грозя пальцем куда-то в небо, - кричала мама (ну не так, чтобы сильно, скорее даже ворчала) и ты, понурив голову, снова бредешь через дорогу в магазин, и снова покупаешь этот вкусный хлеб. Правда вкусным и таким мягким и пушистым он был ровно сутки. Потом становился жестким, как строительный кирпич, словно его неделю специально высушивали на солнце. Вот такой парадокс.

Родился в славном городе Подольске, на берегу реки Пахры. Прошло всего лишь девять лет, как кончилась война. Большая война, которая перемолотила всю страну. Мы были дети послевоенных лет. Когда смотришь на старые фотографии в альбоме, то видишь маленьких мальчишек в кургузых пальтишках. В пятидесятые годы нам было не до моды. Старшему брату было уже семь с половиной лет, и он бодро вышагивал с коричневым портфелем в школу у вокзала. Она стояла у самого железнодорожного моста. Двухэтажная школа. Красно-серого цвета с большими и

слегка запылёнными окнами, в которых постоянно прыгали солнечные зайчики. Теперь нет ни моста, ни самой школы. Остались одни воспоминания. А меня тогда нарекли в честь деда, как и моего отца, так и меня, так что я стал продолжателем родовой традиции, когда имена Александр и Григорий повторяются. С далекого восемнадцатого века, со времён самого Григория Александровича… знаменитого фаворита Великой Екатерины, со Смоленщины, где и жили наши предки, где стояло родовое имение…

Всё это было. И поросло давно быльем, а точнее, обычной, сочной зеленой травой. Я не тщеславен и спокойно отношусь к тому, что имею в своей родословной дворянские корни.

Подольск середины двадцатого века был и кирпичным, и деревянным. Там, где сейчас на привокзальной площади возвышается статуя рабочего и стальная стела, до недавнего времени был ещё и симпатичный фонтан с цветниками и удобными скамейками, на которых любили сидеть как разбитные мальчишки, так и почтенные пенсионеры с газетами в руках. А ещё раньше, после войны и до середины шестидесятых годов, был там прекрасный треугольник. Не геометрический, а прозаический, из разномастных частных и жактовских деревянных домиков совершенно разной конфигурации. Их было так много, что если бы на них можно было бы посмотреть сверху, то вполне можно было принять за какой-нибудь непонятный лабиринт, где ходы были почему-то перекрыты заборами. Но для мальчишек, забор разве может быть преградой? Конечно, нет! И мы постоянно перелезали через эти заборы, когда шли к кому-нибудь из друзей в гости. У кого были во дворе собаки, к тем мы не залезали. Штаны были дороже всяких укусов. Дома были деревянными, и у всех были покрашены в разный цвет. Но в моей памяти сохранились почему-то всего два цвета: светло-голубой и тёмно-жёлтый. Наш дом например был одноэтажным выкрашенный в голубой цвет, в виде буквы «Г». Кстати, с большим, (по тем временам) внутренним двором, с широкими, распашными воротами зелёного цвета из оструганных досок и такого же цвета забора. Со слегка покосившимся деревянным «скворечником» посредине, в котором закрывались на какое-то время и взрослые и дети, и тихо размышляли со спущенными штанами над прозой жизни, стараясь не смотреть вниз в прорезанное из досок очко, откуда практически всегда нежно веяло тихим ветерком.

Возле уборной, а туалетом это заведение в те годы почему-то никто не называл, лежал гранитного цвета огромный, как мне тогда казалось, валун. Почему, и главное для чего он там лежал, я так и не понял. Зато помню очень хорошо, когда став постарше и уже имея силу поднять его, стал использовать его по назначению: однажды мне пришло в голову инсценировать из детских автомобильчиков настоящую аварию. Помню, я стоял и очень долго смотрел… и думал. Камень был большой и очень гладкий. Видно когда-то его очень хорошо отполировала речная вода. Он по форме мне напоминал лежащего медведя, ну точно, как всем известную каменную гору в Крыму. И вот поставив сначала один грузовичок на попа я, медленно, потому что продолжал раздумывать: сделать или не сделать? И сказав самому себе: «Да» и взяв камень в руки и приподняв, сбросил его на этот бедный и несчастный, как сейчас помню, зеленого цвета автомобильчик. Это сейчас вам при помощи компьютерной графики покажут, как медленно падает камень, как так же медленно «корёжится» металл и красивая, до недавнего времени автомашина так же медленно превращается во что-то несуразное. А тогда всё произошло настолько молниеносно, что я просто сам не успел оглянуться: бац… грохот, скрежет металла и, вот вам, пожалуйста, аварийный автомобиль во всей своей аварийной красоте! Посмотрел я на это «художество» и, остался очень доволен собой! Потом так же поступил со вторым. Итог – рядом стояли два с разбитыми капотами автомобиля,

изображая аварию на дороге. До чего только не додумается детский и пытливый ум! Про реакцию родителей я и говорить не буду, и так всем ясно…

Гиперболоид инженера Шухова

За нашим равнобедренным треугольником деревянных домов находилась всем известная ажурная в форме гиперболоида водонапорная башня инженера Шухова. Она возвышалась над городом и, напоминала знаменитую московскую телебашню на Шаболовке. Правда башня была немного ниже московской и с большим металлическим резервуаром для воды на самом верху, обшитая досками и выкрашенная в бордовый цвет. Когда её стали ломать в 2003 году из-за старости, то стало по хорошему её очень жалко, и мне тогда подумалось: почему бы из неё было не сделать смотровую башню с кафе, откуда бы открывался интересный вид на старую часть нашего города. Города моего детства. И как хорошо можно было бы там отдохнуть после трудного дня. Подняться на лифте в стеклянной кабине. Сесть за столик с белоснежной скатертью, опуститься в белое плетёное кресло. На столике стоит стеклянный широкий бокал, окаймлённый цветочным венком, в котором плавает горящая свечка. Тонкое пламя колыхается от любого дуновения. Романтично, чёрт побери! Улыбаясь, заказать симпатичной и молодой официантке в белом передничке и туфельках на маленьких каблучках, любимое сливочное мороженое. Три шарика! Три, как тогда, в молодости, и обязательно сверху политое жидким шоколадом. И, ещё, просто обязательно, взять чашечку чёрного, дымящегося и ароматного, только что сваренного в медной турке кофе «по-турецки». И чтобы музыка играла. Романтичная музыка Мишеля Леграна, очень мелодичная, как в любимом фильме с Катрин Денёв «Шербургские зонтики»…

Жаль, что эта мечта так никогда и не сможет воплотиться в реальность.

Крутые берега Пахры

Мне нравятся изгибы Пахры, её спокойное течение. Приятно стоять на крутом, обрывистом берегу и смотреть вниз…

Что сейчас за окном: весна, лето, солнце или дождь. Неважно. Когда вспоминаешь, то об этом не думаешь… ВСПОМИНАЕШЬ.

Тогда Пахра мне казалась глубокой речкой. Мы-то были маленькими, а она большой, и широкой, по нашим меркам. Пока доплывешь от одного берега до другого, то устанешь прилично. Правда, в детстве я её конечно не переплывал. И плавал тогда плохо, да и силёнок было маловато. Это уже потом, когда стал постарше, мог себе позволить переплыть на другой берег и сидеть там, на корточках и согреваться на солнце. Помню, как спускались к воде по крутому косогору, тормозя ногами и растопырив руки, чтобы не упасть и не разодрать о камни не свои коленки, а синие китайские кеды, которые тогда были не просто очень популярной, но и модной обувью у мальчишек. И поэтому, конечно, мы хвалились друг перед другом и говорили: - Смотри, а мне сегодня купили новые кеды! – и, приподняв ногу, крутили её, хвалясь новинкой.

И вот так мы часто спускались от самого парка Культуры по узким и скользким тропинкам из желтого известняка к самой воде. Именно здесь добывали до революции знаменитый камень, из которого построены многие здания в столице.

Но это ещё что. Помню, однажды катаясь на подростковом велосипеде в парке, мне было тогда лет десять всего, поехал вниз к плотине по узким пешеходным тропинкам. Крутил педали, и разогнавшись, не удержался, и со всего, что называется маху, полетел вниз… Сколько я пролежал в бессознательном состоянии, естественно я не помнил. Зато хорошо помню, что меня кто-то растолкал в плечо и снял с меня

велосипед, который просто напросто лежал на мне сверху. Это были проходящие мимо взрослые ребята. Я открыл глаза и только тогда понял, что лежу на земле. Благо было лето, земля была теплая и, я не простыл и ничего не застудил. Самое смешное из этой истории с таким падением, что я себе ничего не сломал. Ребята меня подняли, помогли выбраться на верхнюю дорожку, что вела к выходу из парка и я медленно, сам покатил свой велосипед идя рядом с ним. Ехать на нём в тот момент я просто не смог. Всё тело болело и ныло. Но я терпел и молчал. Пока дошел до дома, всё потихоньку прошло и, я совсем не подал виду перед мамой, что сегодня сильно во время поездки грохнулся с велосипеда. Мужик не должен плакать от боли. «Терпеть нужно, а не ныть». Эти слова отца я запомнил на всю свою жизнь.

Кто с детства знал свою мечту…

Зато в реальность воплотилась моя другая мечта. Появилась она, когда я учился не то в пятом, не то в шестом классе. Она засела так крепко в моей голове, что не воплотить её в жизнь, я думаю, у меня бы уже не получилось. И всё это началось, как ни банально это прозвучит, с обычной фотографии. А точнее, увлечением фотографией. Это сейчас все ходят с фотоаппаратами в руках, имея их даже в своих сотовых телефонах. Тогда об этом и мечтать никто не мог. Фотоаппараты «Зоркий», «ФЭД» или «Зенит» не каждый мог себе позволить купить, ибо стоили они тогда не меньше половины обычной зарплаты. А начинающим мальчишкам-фолюбителям, как правило, покупали простенькую «Смену», или широкопленочный «Любитель». Когда я увлекся фотографией, то моим первым фотоаппаратом была как раз новенькая «Смена-8», которая только-только появилась в продаже и стоила 13 рублей и 50 копеек. Конечно, разнообразие выбора фотоаппаратов и в то время было не маленьким, и всё упиралось только в финансовые возможности. В то время были даже такие фотоаппараты, которые можно было увидеть только в шпионских боевиках. Маленькие, плоские серебристые и продолговатые коробочки со встроенным объективом и такой же узкой 16мм фотопленкой с маленькими кадриками. Ну, точно шпионский фотик! Кстати, так это и было на самом деле, и только, когда они перестали в разведке пользоваться спросом, их стали продавать всем желающим. Сейчас в это даже трудно поверить. В стране, где всё или практически всё, было под контролем государства, выпускались в продажу вот такие маленькие и легкие фотоаппараты, под названием «Киев». Конечно, хорошего качества и тем более большую фотокарточку с него было не получить, но обычную, 9х12 – вполне. Конечно, и объектив там уже стоял попроще, а не такой, каким пользовались разведчики типа Штирлица, чтобы переснимать секретные тексты и карты. Был и не менее интересный фотик под названием «Чайка» с кадром ровно вполовину меньше стандартного, а точнее – с кинокадр 18х24мм. Тогда конструкторы тоже размышляли над тем, как не загружать человека в путешествии и не загромождать его рюкзак большим фотоаппаратом. Естественно, этим с удовольствием пользовались многие любители, отправляясь в далекое и не легкое путешествие по нашей необъятной стране. Главное, проблем с передвижением по стране никаких не было. Можно было спокойно купить билет в любую точку страны и ехать на поезде. И паспорта, как сейчас, никто тогда не требовал. Я помню, вообще его никуда не брал (за исключением дальних поездок), и он очень долгое время лежал где-то в шкафу. А говорят, плохое было время. Никто не боялся ночью ходить по городу. Где-то лет с 12 я стал самостоятельно ездить из Подольска в Москву. А чего: поездка на электричке обходилась туда и обратно всего в 16 копеек. На метро я тратил 10 копеек. Проезд, если не забыли, был всего 5 копеек. Трамвай – 3 копейки, троллейбус – 4 копейки и автобус – 5! Так много ли надо было мне денег иметь в кармане, чтобы отчалить в Москву воскресным утром, гулять там целый день, бродить и изучать все улицы и

переулки и к вечеру вернуться домой? Немного! И никто тебя не искал! И никто не переживал, что тебя нет дома целый день! Тем более и телефонов тогда сотовых тоже не было. А простые были не у всех! Вот так и гулял! Изучал достопримечательности столицы. В кармане брюк всегда звенела мелочь, и этого хватало, чтобы не погибнуть в огромном городе с голоду. Перекусить можно было любимыми пирожками с мясом, а точнее с ливером, ибо стоили они тогда тоже всего-навсего пять копеек. Съел пару пирожков, и ты снова сыт, в автомате за три копейки выпил стакан газированной воды и порядок! Помните эти красные красивые автоматы, как в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»? Кстати, там всегда стояло пару стаканов, и их никто не воровал. Даже алкаши и те, если брали их для того, чтобы разлить водку на троих, всегда возвращали эти стаканы на место и, кстати, всегда, повторяю, всегда обмывали их водой (было там такое простое устройство: поставил стакан, надавил на него ладонью и, струи воды всё смывали). И ведь никто и никогда не подхватил никакой болячки! А играя на улице, воду пили всегда из колонок. Помните, тогда такие чугунные колонки стояли на углу каждой улицы. Рычаг нажмешь, сам нагнёшься и пьёшь её, хватая открытым ртом. Холодную, аж зубы иногда сводило! И ничего! Никто не простыл!

Кстати, путешествие по Москве я начинал, как все гости, с Красной площади, потом бродил по огромному ГУМу, любил бывать в Детском Мире. Большой, огромный магазин детских товаров и игрушек, который открыли накануне знаменитого Фестиваля Молодежи и студентов в 1957 году и где всегда было полно разношерстного народа, и практически в любой отдел стояли длинные очереди. Зато на платформах пригородных электричек тогда не было никаких турникетов. Купил билет, сел в вагон и целый час любуешься сменяющимися картинками за окном электропоезда. Пацан поехал на прогулку. Один. И никто не задавал глупых вопросов. Так, не спеша, электричкой доедешь до Курского вокзала, на метро нужно было проехать всего одну остановку до «Площади революции», и ты уже в самом центре столицы. Конечно, тогда меня в Детском Мире привлекали в основном игрушки. Их выбор и разнообразие покоряли мое детское воображение. Помню, мне очень нравились самоуправляемые машины от батарейки на проводе. Наши были чаще заводные с ключиком, а вот чехи выпускали свою модель знаменитой «ШКОДЫ» красного цвета с пультом управления. И поделился я этой мечтой со своим старшим братом, который уже после ремесленного училища работал на 710 заводе. Так, по крайней мере, его называли очень долгое время и только много позже, кажется в семидесятые годы, его переименовали в Электро-Механический завод. И брательник достаточно быстро отреагировал на мои пожелания. Но так как у меня было не только это пожелание, то получился курьез, который оставил в моей памяти очень неприятный осадок.

Если помните, то тогда вместо кино, детям часто показывали рисованные сказки на домашнем экране из белой простыни или, как у нас, на большом листе ватмана были нарисованы мной черной краской края киноэкрана (как в кинотеатре). К этим краям ватманского листа были приклеены две деревянные планки, прикреплена толстая веревка, на которую и вешался экран либо на шторы в большой комнате, либо на специально забитый гвоздик в маленькой спальне над дверью в кладовую комнатку. И назывался этот аппарат диапроектор, а фильмы с рисованными картинками – диафильмы. Работала целая студия в Москве, которая выпускала эти интересные истории. У меня их было много, штук тридцать или сорок точно! Особенно любимыми были – «Три весёлых краски» и «На берегах Сакраменто» по Джеку Лондону. Гасишь в комнате свет. Включается диапроектор и, ты кадр за кадром переносишься в волшебный мир рисованного кино и представляешь, как бы происходило действие, если бы они были живые! Потом, много позже уже так же смотрели любимые мультики или фильмы (правда в сокращенном варианте) через

8мм любительский кинопроектор «Луч» или «Русь». Жаль только, что не было звука и фильмы шли под стрекот кинопроектора.

Так вот: у меня была в то время еще одна мечта, иметь свой диапроектор. О чем я и рассказал своему отцу. Он намек понял и на свой день рождения я и получил его в подарок. Стоил он тогда аж 6 рублей и 50 копеек. Приличные по меркам шестидесятых годов деньги. А брат подарил мне «Шкоду». Вы не представляете, какой это был восторг! Что называется, до щенячьего визга! Сейчас бы сказали: «Круто!», а тогда я просто прыгал от радости. Я не мог себе поверить, что держу в руках не просто игрушку, а автомобиль, пусть и игрушечный. Но автомобиль. Как настоящий! И он у меня в руках! Нет, вы понимаете моё тогда состояние? Ведь не каждый мальчишка мог похвастаться такой машиной. Красного цвета. С хромированными бамперами! Ну, точно, настоящая! Но брат сделал это тайком, так как знал, что папа это не одобрит. Мы слишком хорошо знали нашего отца и долго не могли решиться и открыться ему. Но мне было всего одиннадцать лет! Я был ещё наивный мальчишка. И верил в справедливость и благородство! А как часто мы в этом ошибаемся. Просто сейчас мы понимаем, что тогда это было в порядке вещей, но тогда… Тогда было другое время и другие приоритеты в воспитании… Дескать, зачем парню два подарка, тем более такой дорогой, как автомобиль? Тем более, что он стоил в два раза дороже, аж 13 рублей! Но я уговорил брата признаться в этом, ибо таиться таким подарком было тяжело, хотелось играть в неё и гонять по полу новой квартиры открыто, а не таясь, и не пряча её на старой, пока не видят родители. Ибо я радовался и тому, чтобы пару другую раз покатать её по старым четырем узким доскам нашей восьмиметровой комнате. Но папа рассудил иначе и, взяв красную и очень красивую «Шкоду» пошел в магазин, объяснил там ситуацию и сдал её назад. Я был потрясен таким поступком и очень долго дулся за это на отца. Я не понимал, ну почему мне нельзя от брата иметь такой подарок? Ведь он купил его на заработанные деньги! Купил его мне, ибо любил меня как младшего брата и хотел сделать мне приятное. Не получилось. А жаль!

В детстве я мечтал стать кинорежиссером, просто бредил кино, собирал книжечки-сценарии, да и сам впервые написал киносценарий когда мне было семнадцать лет и отвез на киностудию имени Горького, что находится рядом с ВДНХ, и откуда прекрасно виден шпиль останкинской телебашни. Кто бы мог подумать тогда и предположить, что именно телецентр в Останкино поменяет в дальнейшем всю мою жизнь, и вместо кино я позже стану режиссером на телевидении и с коллегами по программе «Пока все дома» мы завоюем один из первых призов ТЭФИ. И уже позже, снова вернусь в журналистику и буду снимать свою авторскую программу с актерами российского кино «Визитная карточка», а на подольском радио появится моя музыкальная передача «Сиреневый туман».

Вот вспоминаю свой старый дом, в котором прошло моё детство. Огромный куст сирени во дворе, соседку, хозяйку этого частного дома, которая позже мне вспоминалась обязательно с самоваром и горячим чаем на маленькой площадке, украшенной перилами с балясинами перед её дверью, с маленьким круглым столиком. И она – пышная, выше меня ростом, в длинной цветастой юбке, словно купчиха с картины «Чаепитие в Мытищах». А я-то был маленьким пацаненком тогда. Когда это было? Давно!

Помню, как зимой однажды у нас во дворе было очень много снега и я прорыл в сугробах большие тоннели, по которым мы с соседским Андрюшкой после школы классно лазали. Или помню, брат помог залить здесь же во дворе огромную ледяную горку вышиной с двухметровый забор и катались мы сверху вниз на обычных картонках.

Всё когда то бывает в последний раз. Последний раз ты в силу возраста просто так перелезаешь к друзьям через забор. В последний раз ты остаешься в пустой, маленькой, всего лишь восьмиметровой комнате, вытянутой в длину, как школьный пенал. Здесь прошло твоё детство. И скоро это детство снесут. И ничего не останется совсем. Только память. Она цепляется, старается всё запомнить. Ведь я здесь родился. Начал ходить. Вот в этом узком проходе. Четыре покрашенных охрой доски. Справа узкий шкаф со стеклом заменял сервант. Напротив одностворчатый и тоже узкий гардероб. Две кровати. У окна на маленькой самодельной полочки висел радиоприёмник «Стрела», а под ним на тумбочке стоял наш первый ещё черно-белый телевизор «Рекорд-6». Купили его в 1965 году. Сейчас даже не верится в то, что на таком маленьком кусочке пространства жила семья из четырёх человек! Да, чуть не забыл: была еще радиола «Арфа», она стояла на небольшом столе возле гардероба. «Арфа» была по тем временам очень модным, как сейчас бы сказали, гаджетом. Среди обычных диапазонов длинных и средних волн, по которым передавали новости и песни советских композиторов, там ещё были два диапазона коротких и диапазон УКВ-волн. И не поверите, можно было слушать «Голос Америки» из Вашингтона. Именно благодаря этим диапазонам я впервые, уже молодым человеком слушал новый роман Александра Солженицына «В Августе Четырнадцатого». И знаменитые «глушилки» не могли помешать слушать тогда запрещенные передачи, включая и музыкальные от Севы Новгородцева. Да, кстати, радиола была с хорошим проигрывателем для грампластинок, на котором впервые я услышал единственную тогда официально выпущенную фирмой «Мелодией» песню «Девушка» в исполнении знаменитых «Битлз». Кстати на «яблоке» было написано – квартет «Битлс», а песня народная. Вот так, фирма «Мелодия» сама того не предвидя назвала знаменитую песню дуэта Джона Леннона и Пола МакКартни народной песней! Так она действительно и стала поистине народной песней! И была она записана и выпущена в продажу в 1967 году на одном из теперь уже знаменитых среди коллекционеров сборнике «Музыкальный калейдоскоп» (8 серия). И всего-то через два года после её выхода на альбоме «RUBBER SOUL». Она была самой последней на первой стороне пластинки и предвещала её фортепианная интерлюдия В. Гамалия. Потом, уже в 1974 и 1975 годах вышло целых пять миньонов с песнями «Битлз». И больше всего, девять песен было записано из альбома «ABBEY ROAD». Но это было потом, позже…

Старая квартира в старом частном деревянном доме в виде буквы «Г». Хотя какая это квартира. Маленькая комнатка с дощатым полом, по которому ты делал свои первые и робкие шаги. Прятался от мамы под столом. Кушал кашу за столом и пил свой любимый тогда кофе с молоком из цикория, почему-то сидя на кровати.

Но всё когда-то заканчивается, как и заканчивается детство и наступает отрочество. Ты становишься старше. И вдруг в один прекрасный день родители говорят тебе, что мы переезжаем на новую квартиру, которая теперь будет находиться в новом районе на другом конце города. А как же школа? Моя любимая школа №6. Школьные друзья? Осталось ведь совсем немного и, ты закончив начальную школу, расстанешься со своей первой учительницей Валентиной Филипповной Лобазниковой и перейдешь в пятый класс! Но в другой школе! В новой! Только строящейся! А пока будешь ездить на автобусе в школу один. И без всякого сопровождения! И ведь ездил! ОДИН и без охраны. И так 2 декабря 1965 года, в мой день рождения наша семья покинула этот милый сердцу уголок и переехала на улицу Высотная. В то время это была окраина города, где с крыши дома можно было увидеть Кузнечики. Но все любили эту улицу за то, что с одной стороны рос молодой лес и находился парк «Дубки» с прудами, а с другой стороны березовая роща, где в скором времени построили парк аттракционов. Это был филиал парка Культуры и отдыха имени Виктора Талалихина в берёзовой роще, рядом с бывшими пороховыми складами.

Что и говорить, красиво здесь осенью, красиво. И дышится по-прежнему легко...

Правда здесь и сейчас нет уже никаких аттракционов. А ведь были! Были цепочные карусели, качели-лодочки, и детские карусели-лошадки. Как здесь любили отдыхать от городской суеты взрослые. Дети с удовольствием катались на аттракционах, мамаши сидели на скамеечках с колясками и качали малышей. Жаль, что сейчас ничего из этого не сохранилось. Всё заросло травой и крапивой, давно сломались и сгнили все аттракционы. И только солнечные лучи прыгают с ветки на ветку в яркий солнечный день и напоминают мне о прошлых и весёлых детских деньках…

От «СЮТ»а жизнь моя пошла…

А вот сюда, на Литейную и улицу Володи Дубинина я впервые попал в 11 лет. С этим местом у меня связаны особенные воспоминания, которые повлияли на всю мою дальнейшую жизнь.

В одиннадцать лет школьный мой товарищ Серёжка затащил меня на СТАНЦИЮ ЮНЫХ ТЕХНИКОВ, так это тогда называлось, в фотостудию, где нас огольцов было человек пятнадцать, а обучал нас всему Семён Кириллович Ларионов, фронтовой фотограф и оператор кинохроники. Классный был человек. Возился с нами постоянно. Так я понемногу учился понимать, что такое фотография, как выстраивать композицию кадра, как пользоваться светом. Вместе с отцом купили мой первый фотоаппарат "СМЕНА-8", и я стал снимать. Снимал родителей, брата, ребят из школы. Снимал все, что тогда мне было интересно. Как мы играли в футбол на лесной поляне, благо, что лес находился прямо за домом, через дорогу, а школа тоже была за домом, и там было большое футбольное поле, на котором мне впервые пришлось одеть настоящие вратарские перчатки. И так до самой юности я и играл вратарем. Почему вратарем? Да, потому что очень любил знаменитого тогда на весь мир Льва Яшина из московского «Динамо». И я бросался в ноги как он, ловил мячи, но фотография брала свое. ЛЮБИЛ СНИМАТЬ ПЕЙЗАЖИ. Исходил все кругом вдоль и поперек. Особенно ПАХРУ и ДЕСНУ.

Однажды весной выждал, когда пойдет ледоход. Это случилось поздним утром в воскресенье. Вот было здорово! Хрустели, ломались льдины, вскарабкиваясь друг на друга, точно медвежата во время игры. Любил снимать свой любимый город, в котором родился и вырос, а он тоже рос вместе со мной. Хорошо помню, как на месте старого стадиона (напротив нынешнего рынка), выросли первые два девятиэтажных дома-башни. А раньше там часто проходили соревнования по зимнему спидвею на льду.

А в шестнадцать я уже стал как внештатный фотокорреспондент печататься в газете, но опять это было потом. Да, а в четырнадцать впервые взял в руки кинокамеру и снял фильм о том, как приходит весна. "ЖУРЧАТ РУЧЬИ", как в песне, так все и было, а в пятнадцать документальный – "ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ ГОРОДА". Это сейчас все снимают на видео, а тогда были только кинокамеры, да и то не у всех, и парень с кинокамерой вызывал уважение и восхищение.

Это сейчас все воспринимается с улыбкой, а тогда... Никогда не забуду, как мы с ребятами однажды после школы, забрав лишь камеру с собой, отправились в подвал. В подвале дома, где мы жили, «снималося кино»! В проходе лампочка горела, в руках у Толика фонарь. Мы детектив снимали долго. Часа так два, а может три. Назвали – "ШКОЛЬНЫЙ ДЕТЕКТИВ". Фильм игровой. Сюрприз готовили для всех. Тогда ведь КВНы были в моде. Мы показали. Это был успех, фурор. Смеялись долго, было все смешно.

Школьные мальчишки пятнадцати лет. Как все это было здорово! Ах, юность, юность!

Любимый в детстве стадион

Гуляя по городу, трудно не вспомнить любимый в детстве стадион «Труд» завода им. Калинина. Сколько болельщиков приходило сюда на футбольные и хоккейные баталии с участием команды «Торпедо» Подольск. Никогда не забуду эти забитые болельщиками трибуны особенно в мороз, зимой, на открытом воздухе. Помню в 1969 году к нам перед чемпионатом Мира по хоккею приехала сборная Польши и встретилась с нашей командой. Это было так здорово! «Торпедовцы» выиграли у сборной Польши 9:6!!! А наша команда тогда играла в первой лиге. А тут сборная целой страны и нам проиграла. Чума! А какая была интересная игра. Заводная. И я её снимал тогда на кинопленку, на 8-мм любительскую, без звука, да ещё и черно-белую! Но снимал! Помню, как мальчишкой любил ходить на футбол. И болеть! И кричать: ГОЛ!!! Было время и сам я играл на том поле зеленом.

И я вспомнил, как стоял когда-то в воротах, в чёрных вратарских перчатках. «Эх, жаль, что сейчас мне никто не ударит мячом по воротам. И мы, мальчишки тогда играли здесь на первенство города, среди дворовых команд».

Нет, не будет удара по мячу, не будет криков: «Гол!»

Именно здесь, на стадионе «Труд» я впервые «живьём» увидел знаменитого вратаря московского «Динамо» Алексея Хомича. Он приехал играть с ветеранами подольского «Торпедо». Кстати, в те времена наша команда котировалась в советском футболе среди команд первой лиги очень высоко, и однажды наши футболисты даже стали Чемпионами России! Жаль, потом эту команду не сохранили. Жаль. А сам стадион тогда был по современным меркам достаточно большим и вмещал 25 000 зрителей. Каких только футбольных баталий здесь не было! Тогда были настоящие болельщики, а не фанаты. И какие команды приезжали играть с нашим «Торпедо», а позже с «Машиностроителем». И московский «Спартак», ЦСКА и московское «Динамо». Да, было это, было. Помню, как в 1980 году здесь на стадионе проходило красочное мероприятие посвященное встрече олимпийского огня в Подольске. В то время были очень популярны сборные концерты звезд советской эстрады, которые собирали полную чашу зрителей. Да и на 200-летие города в 1981 году здесь состоялся праздничный театрализованный концерт. А также проходили и разные супер-шоу с участием чешских автокаскадёров. Какие выполняли трюки! Ах, стадион, стадион…

К сожалению, ни что не вечно под луной. И теперь на месте старого стадиона вырос новый, красивый и современный, и снова на трибуны потянулись болельщики…

Вы, у «Родины» сходите?

А город строился и рос в высоту. Мчались автобусы, развозя пассажиров. Улица Кирова тогда была не такой широкой, как сейчас, а обычной дорогой в две полосы, но остановка у кинотеатра «Родина» находилась на том же самом месте, что и сейчас. И по началу, часто случались смешные курьёзы, когда кто-нибудь из мужчин спрашивал в автобусе впереди стоящих женщин: - Вы у «Родины» сходите? И как правило, оборачивались недоуменные женщины и живо восклицали: - Это кто здесь «уродины»? Это мы «уродины»? Сам ты «уродина»! Народ начинал дико ржать от смеха, пока прояснялась ситуация. Потом, позже уже стали просто спрашивать: «Вы у кинотеатра сходите? – Конечно!». И все также народ спешил по своим делам, толкаясь у дверей автобусов, а в будни и праздники торопился занять очередь в кинотеатр на новый кинофильм.

Кинотеатр «Родина» на улице Кирова появился в нашем городе в 1964 году. По тем временам это был очень современный кинотеатр, в котором проходили практически все знаменитые кинопремьеры. Помню, когда в 1966 году вышел, теперь

уже ставшей легендарным, боевик «Неуловимые мстители» с Данькой - Виктором Косых, Валеркой-гимназистом – Мишей Метёлкиным, Ксюшей – Валей Курдюковой и симпатичным Яшкой-цыганом – Валерой Васильевым, попасть на него было просто невозможно! Это было что-то! Очередь в кассу за билетами тянулась вдоль всего кинотеатра, и стоять в этой очереди иногда приходилось по целому часу. Вот такая была любовь к нашим фильмам в то время. А зимой семьдесят первого, когда в прокат под Новый год вышла знаменитая комедия Александра Серого «Джентльмены удачи», в фойе было не пробиться. Стояли все, как сельди в бочке и ждали, когда будут запускать зрителей в зал. Фильм моментально стал не просто любимым, а был просто разобран на цитаты: «- Кто ж его посадит, он же памятник!». «Вон мужик в пиджаке, а вон оно, дерево!». А на знаменитую музыку через некоторое время стали сочинять песни.

Не что не вечно под луной. Даже наша любимая «Родина» устарела, как говорят, и морально, и физически. Жаль расставаться со своим детством. Детство уходит в никуда.Жаль только, что скоро уже не придётся идти в кино в этот знаменитый подольский кинотеатр. Нет, он останется. Просто это будет уже другая «Родина». Новая, современная, но, увы, не наша, не из нашей памяти, не из нашего детства.

Центр города, он сильно изменился за последние тридцать лет…

Здесь, на площади Ленина проходили праздничные шествия и демонстрации, посвященные празднованию 1 мая и 7 ноября. В колоннах шли лучшие люди города, передовики производства, флагманы подольской промышленности. И как было приятно среди них встретить своих родственников во время демонстрации. А вот здесь, справа, где сейчас Выставочный зал, раньше стояла городская аптека. А слева, на месте старенького, но очень любимого в шестидесятые годы комиссионного магазина вырос теперь всем известный «Дом Книги». А сами башни домов стали своеобразными воротами города! Да и памятник вождю мирового пролетариата В.И.Ленину появился на месте старого Дома Крестьянина лишь в 1959 году. Так и стоит до сих пор. Хотя давно нет ни того государства, ни той партии..

Зато рядом, на месте старых домов появился прекрасный сквер «Поколений» с фонтаном и башней с часами, которые моментально стали новым символом города и получили в народе ласковое имя: «Подольский Биг-Бен». Бывает же такое…

Зелёновка, Дубровицы, далее везде…

Гуляя по городу, нет, нет, да и заглянешь в этот когда-то райский уголок рядом с ДК им. К. Маркса. Раньше здесь было много зелени, но особенно много было кустов душистой сирени. Стояли скамейки, на которых часто сидели пенсионеры с газетами. Но самое главное, что именно здесь находился один из самых любимых летних кинотеатров. Он и цвета был зелёного. По вечерам собиралось много народу на любимые фильмы. Помню, когда здесь шла знаменитая музыкальная мелодрама с популярным в те годы испанским певцом Рафаэлем «Пусть говорят». Что здесь творилось! На неделю вперёд были проданы все билеты!!! В очереди надо было отстоять не менее двух часов, чтобы только попасть в кассу. Давились, но попадали!!!

Гибкую пластинку с песнями из этого кинофильма фирма «Мелодия» как всегда выпустила с большим опозданием. Но у ребят уже были переносные магнитофоны «Романтик». И они садились в зал, доставали микрофоны и записывали уже полюбившиеся песни. А выйдя после сеанса из кинотеатра, ребята тут же их снова включали и слушали на полной громкости. Иногда вставали в кружок и устраивали импровизированные танцы. Да, на неделю были проданы все билеты. Сейчас такое даже представить себе просто невозможно. И это вам не какой-нибудь маленький зальчик в «Ашане» на 120 мест, а большой зал на пятьсот мест, пусть и сдеревянными, но такими милыми поскрипывающими сиденьями. Жаль, что сейчас нет таких летних кинотеатров, как тогда, в молодости.

Раньше летом я любил прогуляться по берегу Пахры, понаблюдать, как готовятся к заплыву байдарочники, или полюбоваться проносящейся моторной лодкой с отдыхающими и загорающими на солнце ребятами. И не только моторные лодки бегали по реке, но даже речной трамвайчик ходил до самых Дубровиц. А катаясь на лодке по речной глади, часто можно было встретить пловцов, переплывающих реку туда и обратно.

А зимой город накрывали обильные снежные сугробы. Но даже в пасмурную погоду он не терял своей привлекательности. Неважно, был это старинный Ревпроспект, с только что появившимся магазином «1000 мелочей» или новая площадь им. 50-летия Великого Октября. На ней был установлен величественный монумент погибшим героям ВОВ и зажжен вечный огонь. Кстати, до этого, на этом месте стояли обычные деревянные дома, а прямо напротив ДК им. Лепсе находилось летнее кафе-мороженое. Такое симпатичное, за ажурной деревянной решёткой, с большими зонтиками от солнца посреди круглого стола и белыми плетёными креслами. Фикусами в кадках и вьющимся виноградом. Молодые симпатичные официантки в накрахмаленных передничках подавали заказанное мороженое и цветную газировку. В моде были белые парусиновые туфли и легкие белые брюки с рубашкой-апаш. Вообще мне всегда нравилась мода пятидесятых годов. Помните Одри Хёпберн в комедии «Забавная мордашка» в расклешённом платье! И обязательно лодочки на каблучках! Прелесть! Как это всё было элегантно. И было то мне тогда всего-то ничего, а вот гляди, запомнилось, отпечаталось в детской памяти. Особенно мороженое в шариках, которое мне покупал папа, когда мы гуляли с ним по городу…

А летом в выходные весь город устремлялся за город, в Дубровицы. Купаться и загорать. Это была своеобразная мода на загородный отдых у реки. Брали с собой нехитрую закуску, обязательно помидоры и огурцы. Мама часто брала с собой варёные яйца. Покрутишь их в ладонях, скорлупа отойдёт от твердого белка и всё, можно снимать скорлупу. Макнёшь в соль и с ароматным черным хлебом, на свежем воздухе аппетит развивался небывалый и кушал с превеликим удовольствием. И таких любителей отдохнуть у реки в то время было очень много. Все поляны были усеяны разноцветными одеялами, на которых сидели, лежали и загорали горожане. Загорали и купались чаще на Десне. Она была помельче, чем Пахра, и родители не так беспокоились за нас, когда мы подолгу находились в воде. Воды было по шейку и можно было и понырять, и так поплавать. А чаще всего в воде играли в разные игры с мячом. Только брызги летели в разные стороны и раздавался задиристый детский смех. А на противоположной стороне Десны была просто огромная поляна, больше похожая на футбольное поле. И там частенько взрослые мужики гоняли футбольный мяч. На ту поляну так же приезжали отдыхать целыми рабочими коллективами. Поляна для пикника. Или, как у Стругацких: пикник на обочине, у самой реки, в жаркий июльский полдень. И почему сейчас там никого не увидишь? Никто там не отдыхает… Да, как изменилось время. А все берега на Десне давно позарастали травой и крапивой…

Мой любимый старый парк

Мой любимый старый парк. Только бюст Виктору Талалихину остался неизменным. Раньше к аттракционам вела красивая мраморная лестница с вальяжными каменными львами на парапетах. Сколько здесь было веселых аттракционов: от летающих самолетов и качелей-лодочек до громадных цепных каруселей, на которых мы любили не просто кататься, а еще и закрутившись в

несколько оборотов перед началом, потом во время движения карусели, тебя подталкивал кто-нибудь сзади и, крутясь, ты вертелся со всей силы и ловил неописуемый восторг, который позже стали называть кайфом! Без этого было не интересно просто так кататься на цепочных каруселях. Хотелось потолкаться и достать ногами ветки рядом стоящей березы. Был в парке и детский автодром, на котором к нам приходили первые опыты по вождению и избеганию аварийных ситуаций и наоборот, мы их там часто сами специально создавали ради веселого интереса самой игры в гонки. К сожалению, ничто в этой жизни не вечно, и любимый автодром со временем состарился. Он очень долгое время не работал, весь заржавел и смотреть на него, как-то не хотелось. А вот прямо за каруселями находилось знаменитое на весь Подольск – «Чертово колесо». Сначала колесо обозрения стояло у Зеленой эстрады, а потом его перенесли на это место, откуда открывался прекрасный вид на город. Сейчас к этому месту ведут только ступеньки заброшенной лестницы. А Колесо Обозрения снова переместилось на своё старое место у Зеленой эстрады.

Как тогда, так и сейчас с крутого берега Пахры открывается великолепный вид на город. Эта выщербленная ныне аллея вспоминается мне не только тем, как мы мальчишками катались здесь на санках и рулевичках, но и тем, что именно сфотографировав осенью эту аллею, мою фотографию впервые в шестнадцать лет напечатали в газете «Подольский рабочий». Потом пошли первые заметки. С тех пор я так и веду отсчет своей журналистской деятельности.

Сейчас кому скажи, не сразу и поймут о чём речь: «рулевичками» мы в детстве называли самодельные управляемые самокаты на коньках. Правда папа тогда не сразу сообразил, о чём я его прошу:

- Что за «рулевички»? – удивился он. Первый раз о таких слышу.

И я стал объяснять ему, как они выглядят. Отец немного подумал, потом сходил в сарай и достал оттуда большой кусок толстой фанеры, спилил с него углы, прибил по углам толстые бруски, к которым и прибил фигурные коньки. Так, через пару дней я получил в своё полное распоряжение самоуправляемые «рулевички» и был очень доволен, когда опробовал их на длинной горке, в которую мы превратили асфальтовый спуск от парка до водозаборной станции на Пахре.

Это сейчас управляемые санки с рулем сделаны из пластмассы, и продаются зимой в магазинах, а наши были сделаны из досок или толстой многослойной фанеры, вырезанной по форме удлинённого четырехугольника со спиленными углами спереди. А сзади, на специальных брусках крепилась пара коньков: «гаги» или «канады». У меня были настоящие «снегурочки», на которых я катался в детстве, а потом уже папа сделал по моей просьбе этот самокат на коньках. Впереди стоял один конек с поперечиной для управления во время движения. А ехать с горки можно было либо сидя, либо лежа. Тут уж, как кому нравилось. Если хотелось разогнаться и нестись вниз с горки на приличной скорости, то конечно – ложились и руками правили. Было ощущение полёта. Ты паришь словно птица в небе. Ты пилот реактивного самолёта. Ты и только ты! Сам. Один. Самостоятельно решаешь, как и куда тебе лететь! И ты летишь! Ты обгоняешь время! И можете себе представить: вниз, от самого парка несется кавалькада мальчишек на этих «рулевичках», с криками и смехом, обгоняя друг друга. И вдоль забора водозаборной станции, объезжая её, спускались на лёд Пахры. И так до самого вечера. Пока на улице уже не станет совсем темно и не зажгутся фонари на бетонных столбах. И только тогда, голодные и веселые, мы нехотя разбредались по домам. И ведь, что самое интересное и совсем будет не понятно молодым, нас никто не искал. Уходили из дома на целый день. Где-то гуляли, катались с горок. Сотовых телефонов тогда и в помине, как говорится, не было. И ничего! Никто не пропал! И родители ведь не волновались: а где дети, куда пропали

со двора? Не было этого! И холодную воду пили из-под колонок, когда пить хотелось. И чтоб кто-нибудь простыл или заболел? Да, ни в жизнь! Но ведь было! Было!

Из школы придешь, быстренько поешь, уроки тут же «сбацаешь», и гулять до самой ночи! А, чего еще делать то? Телевизоры тогда были не у всех. А если и был, то чего там нам мальчишкам было интересно смотреть то? Хотя нет: с удовольствием заваливались к кому-нибудь домой и все вместе смотрели любимые мультики. Особенно любили «Приключения Буратино», а на другие фильмы или передачи мы тогда и внимания то не обращали. Да и времени было жалко. Хотелось гулять, гонять в футбол, или запускать ракеты из кинопленки, сделанные из конфетной фольги. Молодые даже не знают такого. Ведь тогда, в шестидесятые годы было много старой горючей кино - и фотопленки. Она сгорала молниеносно, как порох! И мы этим пользовались. И делали такие маленькие ракетки, с маленькой дырочкой в хвосте при помощи обычной спички, поджигая, а точнее нагревая фольгу спичкой, добивались возгорания пленки, и как настоящая ракета, она взмывала в воздух и, прокрутившись в пространстве заумными пируэтами, грохалась куда-нибудь на землю. Мы были в восторге.

А вот любимая всеми в годы юности танцевальная веранда. Раньше, рядом находился знаменитый тир с движущимися мишенями, куда я частенько заглядывал, чтобы пострелять. Где-то у меня среди значков лежит и памятный «Меткий стрелок», за выбитые десять мишеней из десяти пулек! Потом это очень здорово мне пригодилось в армии на стрельбище…

А на веранде по вечерам были танцы.

Мне хочется сегодня вспоминать о том, что было тогда, когда мы сами были мальчишками и девчонками. Когда бегали на танцы сюда в парк, знакомились, целовались. Кажется, что сейчас всё совсем не так, как тогда, а в принципе, если разобраться, молодость всё равно останется молодостью. Тогда, в «живую» играли ансамбли, и не называли всё это дискотекой. Там, в центре танцевали шейк или рок-н-ролл. Конечно, было весело. Ребята курили, кто постарше, кадрились с девчатами или пили портвейн в кустах. Всё было. Мы тоже были не ангелы. И дрались не хуже нынешних. Наверное, так будет всегда. Ведь вспоминать, это не значит стареть. Это – оставаться молодым и душой и телом.

Прошло уже 30 лет с тех пор, как теплыми летними вечерами на эстраде Зеленого театра выступали популярные певцы и ансамбли. Сколько себя помню, здесь в великолепной летней чаше амфитеатра всегда собиралось много зрителей, будь то праздничные концерты или вечера сатиры и юмора. А в 1983 году началась эпоха рок-концертов, и как сейчас говорят, поп-исполнителей. Одной из таких ярких звезд советской эстрады был несомненно эстонский певец Яак Йола. Потом, помню приезжал Владимир Кузьмин со своей группой «Динамик», а следом был концерт ансамбля «Красные маки». Как раз тогда стал популярным музыкальный стиль регги, и они первыми написали и исполнили, сразу ставшую хитом композицию «Звездный дилижанс». А когда к нам приехал со своей командой Александр Барыкин и завел публику забойными рок-н-роллами и хитами в стиле регги, Зеленая эстрада взревела от восторга, а стоило зазвучать первым аккордам уже ставшей популярной песни «Букет», зрители устроили дикую овацию.

И конечно нельзя не отметить со своим первым, официальным, приездом в Подольск суперпопулярную группу «Машина времени». Действительно трудно было не любить Андрея Макаревича, Сашу Кутикова и нашего земляка Александра Зайцева. Мы росли на их песнях, знали их наизусть. Их долго не отпускали со сцены. Они перепели все свои хиты и конечно, как всегда, заканчивали концерт неизменным «Поворотом». Эта песня стала символом времени, символом наступающих перемен в нашем сознании, в нашей жизни... Именно на этой эстраде прошел знаменитый рок-

фестиваль, как тогда все говорили, «Подольский Вудсток» 1987 года, когда страна познакомилась с такими известными теперь именами, как Гарик Сукачев и его «Бригада С», Группа «ДДТ», Гунар Граппс и его «Магнетик Бэнд», «Наутилус Помпелиус» и другие. Зелёная эстрада еле вмещала всех желающих попасть на эти концерты. Народ не только сидел на скамейках тесно прижавшись друг к другу. Но и все проходы были забиты поклонниками рок-музыки. И нельзя не отметить, что этот знаменитый праздник музыки состоялся тогда благодаря неимоверным усилиям нашего земляка и основателя знаменитого российского кинофестиваля «Кинотавр» Марка Рудинштейна. С тех пор прошло уже двадцать пять лет! Выросло не одно поколение подольчан, а такое ощущение, словно это было только вчера! Но ведь было, было!

Кстати, а начинался этот кинофестиваль в нашем славном городе в 1989 году, во времена перестройки и проходил в известном всем горожанам кинотеатре «Родина». В семидесятые и начале восьмидесятых, раз в два года, когда проходил Московский Международный кинофестиваль, то именно здесь демонстрировались внеконкурсные художественные фильмы, которые к нам привозили из Москвы! Переводчик сидел в конце зала и в микрофон переводил нам диалоги актёров. Особенно все рвались на просмотры американских, французских фильмов, чтобы без купюр посмотреть их. Ведь было не известно, закупят тот или иной фильм для проката или нет. А то еще и порежут, как произошло с польским фильмом «Анатомия любви» в которой снималась тогда еще молодая Барбара Брыльска, и откуда вырезали единственную эротическую сцену. Зато американские боевики никто не резал. Так они и выходили в прокат. Хорошо помню знаменитую драму Артура Пенна по сценарию Лилиан Хелман «Погоня» с молодыми и дерзкими Марлоном Брандо, Джейн Фондой и Робертом Редфордом в главных ролях.

А я всё медленно бреду по парку…

А вот здесь, напротив, через асфальтовый тротуар, среди деревьев и кустарников не далеко от Зеленой эстрады тогда находился летний кинотеатр. Было это длинное деревянное здание цвета кофе с молоком, с жесткими деревянными креслами, вздыхая и поскрипывая, когда на них присаживался очередной любитель заморского или отечественного кинофильма. Крутили там разные фильмы, а если в день концерта в парке шёл дождь, то зрителей часто переводили в летний кинотеатр, где и дальше проходил концерт. Кто здесь только не выступал! Помню молодого тогда еще комедийного артиста Илью Рутберга, который показывал пластические миниатюры под музыку джазового ансамбля. Но именно летом там было просто здорово смотреть как новые, так и уже шедшие в повторе полюбившиеся киношедевры. Да-да, именно так! Как ни странно, но вспоминая то время, на ум почему то приходят именно киношедевры тех лет: будь то знаменитые французские комедии с Луи Де Фюнесом или модными итальянскими фильмами неореализма знаменитого Феллини. А кто сейчас помнит, ну просто уморительную датскую комедию «Бей первым, Фреди!», этакую ироничную пародию на знаменитую сейчас «Бондиану». Мы тогда эти фильмы с участием вмиг ставшего знаменитым на весь мир Шона Коннери конечно видеть не могли. По одной простой причине: почему-то их считали антисоветскими. Возможно, это произошло после выхода второго фильма «Из России с любовью», или же из-за того, что автор этих бестселлеров Ян Флеминг был агентом английской разведки и писал свои романы на основе известных и придуманных событий, красиво приукрашивая похождения своего героя Джеймса Бонда, которого полюбил весь мир. Но мы об этом узнали гораздо позже…

А рядом с кинотеатром, напротив танцевальной веранды находился чудный детский городок. Изумительная детская площадка, где любила играть малышня. Жаль, что деревянные строения долго не живут. Без них какое-то время было пустынно и не так

уютно. Зато теперь там сделали новый и очень уютный целый детский городок для малышей…

Но все равно я осенью люблю гулять по парку...

«Пожухлые листья шуршали под ногами. Омертвевшие, и уже никогда снова не станут молодыми и зелеными. Они рассыпались, образовывая коричневую пудру. Это прах, который ветер, подхватывая, разносил по белу свету, удобряя тем самым почву, давая жизнь новому поколению зеленых побегов»…

Миниатюру «Осень жизни нашей» я написал в сентябре 1981 года, навеянной именно осенним днём, падающими листьями и прогулкой по аллеям старого парка.

Как быстро время пролетело…

Как ужасно быстро пролетело это время. Подумать только, больше сорока лет назад. В наше время столько не живут! С ума сойти! Правда, мы тогда с ума не сходили.

Нет, почему, – сходили! По "БИТЛЗ"! Доставали фотокарточки, знали всех по именам. Крутили ручки радиол и искали на коротких волнах любимые мелодии "Любовь нельзя купить", "Хелп". Это было что-то. Мы тогда действительно были фанатами, только слова этого не знали. Я люблю "БИТЛЗ", как никакую другую группу в мире. В шестнадцать лет я стал собирать пластинки, от маленьких и гибких до больших гигантов, тогда же у меня и появился мой первый магнитофон "РОМАНТИК" красного цвета. Эх, жаль не сохранился.

Друг у друга переписывали первые концерты Владимира ВЫСОЦКОГО. Тогда же впервые услышал песни в исполнении ИВАНА РЕБРОВА. А пластинки "на ребрах". Вот умора, на 78 оборотов, и ведь слушали. Пригодилось мое увлечение фотографией. Все свои кассеты с записями обклеивал фотками с переснятых пластинок. Здорово!

Пожалуй, из наших групп так признаю только "МАШИНУ ВРЕМЕНИ" – потому что мы ровесники и выросли на одной музыке. Но это было потом, а тогда во всю гремела "СИНЯЯ ПЕСНЯ", которую пели ленинградские "ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ". Тогда вообще было много всяких гитар. У Игоря Гранова были популярные "ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ", и мы все ходили и распевали – "Ветер северный, умеренный, до сильного". В семидесятом появилась "ЖЕЛТАЯ РЕКА" ансамбля "КРИСТИ", а через год уже все пели русский вариант: "Есть герой в мире сказочном, он смешной и загадочный". Короче, это был "КАРЛСОН". Тогда только появился этот любимый мультфильм. А как мы любили "Ну, погоди!" с Анатолием ПАПАНОВЫМ. Тут же мчались в кинотеатр на сеанс, только бы посмотреть новую серию. Думал ли я тогда, что пройдет много лет, и я уже сам как режиссер на телевидении буду снимать программу с самим АЛЕКСАНДРОМ КУРЛЯНДСКИМ, который писал сценарии этого популярного мультфильма. А "КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА" с Наталией ВАРЛЕЙ. Я с ума сходил по этой комедии. Её быстро раздергали на фразы и афоризмы. А Наташа была нашим кумиром, и опять спустя много лет я снимаю с ней программу "ПОКА ВСЕ ДОМА". Разве это не счастье для человека, когда сбываются его мечты.

Да, мысли перелетают как птицы – с ветки на ветку. Помню, тогда была популярная, естественно неофициальная группа – "ОКНА". Москвичи должны помнить, а музыканты особенно. Они первые использовали ревер. И когда объявляли со сцены: – Выступает группа "ОКНА", это отражалось эхом. А в ПОДОЛЬСКЕ тогда гремела "КАРАВЕЛЛА", а самой популярной песней в городском парке им. В.ТАЛЛАЛИХИНА была "ПАНТЕРЫ ЧЕРНОЙ СИЛУЭТ" – тогда была мода на антивоенные и пацифистские песни. Пройдёт всего тридцать с лишним лет, и одним

октябрьским вечером во Дворце Культуры «Октябрь» я буду вести юбилейный концерт той самой «КАРАВЕЛЛЫ». Мог ли я тогда об этом мечтать? Конечно нет…

Сам я пел с детства, а с первого класса уже в городском хоре. Так что с сольфеджио я знаком не понаслышке. В шестнадцать я поступил учиться на профессионального фотографа, потом работал фотографом и учился в школе рабочей молодежи. Вот там с друзьями мы и организовали свою группу "ВИКИНГИ". Было это в 1972г. Как сейчас помню первое наше выступление в Подольском Индустриальном институте, где и была наша репетиционная база. Принимали тепло. Жаль, записей той поры, увы, не сохранилось...

ДА, все это было.

Город детства, город юности, в него влюбляешься, как в первую девушку, раз и навсегда, и неважно, что потом ты можешь с ней расстаться: в жизни всякое бывает, но любовь остается с тобой навсегда.

В городе детства и юности ты не един. Мы все учились понемногу чему-нибудь, и как-нибудь. Слушали музыку на «ребрах» - гибких пластинках, записывали на катушечных магнитофонах «Яуза» своих любимых «Битлов», переснимали пластинки и обменивались фотографиями. Любили с друзьями гулять по лесу. Как могли, дурачились, а как же без этого. На то она и молодость. Влюблялись в девчонок, женились...

Всё это было! Но ведь было! Было. Память, она всегда выборочна, она как утренний, сиреневый туман, рассеивается как молодость, с которой неминуема разлука. Что-то остается в памяти навсегда, а что-то исчезает навечно, как эти опавшие, желтые листья... Сиреневый туман над нами проплывает...
Аватара пользователя
эльмира
Читатель
Сообщения: 5452
Зарегистрирован: 27 мар 2013, 02:51

Re: МОЙ ГОРОД ДЕТСТВА

Сообщение эльмира » 22 апр 2014, 02:21

Да,всё это знакомо,близко.Давно,казалось бы забытое.И воскресло в памяти зримыми,яркими картинами. В моём родном Челябинске тоже есть кинотеатр "Родина" и он тоже стоит на улице Кирова. И шпионский фотоаппарат "Киев" и более престижный "Зенит",а позже ФЭД ,у меня тоже были.Даже танцплощадка в парке,рядом с тиром-всё точно ,как у нас.И красный магнитофон "Романтик". Тогда,на памятном концерте Рафаэля в Лужниках,у многих были такие.И они проносили их в зал,хотя было запрещено,а после концерта эти ребята гордо шли по улице ,неся этот "Романтик",из которого неслись только что записанные песни Рафаэля.И большой красный автомат с газировкой,из которого мы умудрялись пить газировку с двойным сиропом,бросая в щель два раза по три копейки и в которых стаканы действительно никогда не исчезали.
Я как-будто на машине времени вернулась в 60-70 годы.И испытала острый приступ ностальгии по прошлому.Спасибо за эту маленькую экскурсию.
Alicia
Основатель
Сообщения: 549
Зарегистрирован: 14 фев 2013, 01:45

Re: МОЙ ГОРОД ДЕТСТВА

Сообщение Alicia » 22 апр 2014, 15:34

Да, будто тебе выписали аксеновкий звездный билет в то время.
Ответить

Вернуться в «Сценарии»